Всякое случается на нашем жизненном пути. И хорошее и доброе.
Человек склонен, так или иначе, оценивать происходящее.
У кого-то это происходит подобно рефлексии, кто-то понуждает себя к этому, а кто-то стал глух и чёрств — и не многое не замечает, а иные, вовсе, тренируют себя и научают не замечать.
Но, как бы то ни было, давать оценку происходящему — это нормально. Это правильно и полезно.
Человек рождается в мир. Мир — это зло.

«Не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иаков 4:4) И родители должны научать своих детей тому, что то-то и то-то — плохо; а вот так — хорошо; так делать — не правильно; а вот это — добро…
Разве, стоя у перехода со своим чадом и наблюдая, что кто-то переходит дорогу на красный свет светофора, не скажет-ли родитель, что это плохо?
Именно таким образом человеку прививается мораль, мировоззрение, доброта. Именно на примерах, как на добрых, так и на негативных.
Если перед человеком стоит выбор — разве не оценивает он последствия, чтобы выбрать правильный путь?

Но порою человек в своих мудрствованиях заходит и дальше.
Порою бывает и так, что за некоторыми (порою совсем немногими) поступками не замечают самого человека.
По разному это бывает.

Был случай в моей жизни — как-то на работе разболелась сильно голова, затошнило, головокружение….
Отпросился. Сел в автобус — еду домой. А уже вечер — Москва превратилась в одну большую пробку. Лето. Жарко и душно. Мне совсем плохо стало.
Не знаю как я выглядел. Но точно знаю — хорошо слышал, как пара хлопцев сидели в автобусе напротив меня и промеж друг-друга толковали обо мне. Их, в большей степени, интересовало от чего же это меня так «прёт», «чего это он такого покурил».
Затем один из них достал телефон, набрал номер и начал рассказывать что в автобусе напротив них сидит «такой угарный нарк, — ты таких ещё не видел».

Был ещё случай — вновь меня подвело здоровье. Направлялся я к метро и не дойдя совсем немного меня стошнило.
Это действо не осталось незамеченным некоторыми прохожими, а одна дама посчитала своим долгом взбранить меня на чём свет стоит.
Из её слов следовало, что я являюсь последней дрянью; что должен иметь совесть; что я уже в летах и в пору бы уже обзавестись женою; что нация вымирает из-за таких как я; что армия по мне плачет; что вот у неё уже внуки есть, а у меня и детей вовсе не будет; что от таких как я — один вред.
Я отшутился как-то вроде «жить всем вредно — от этого умирают». Она всплеснула руками и побежала дальше.
А какой-то молодой человек шёл с ребёнком. Он показал на меня пальцем и сказал сыну, что-то вроде: «Никогда не пей — видишь до чего может это дойти».

Вот таким вот образом человек (а именно я) в одном случае потерялся за головокружением и мигренью, а в другом случае за тошнотой. В одном случае его воспринял исключительно как наркомана, в другом-же — как ярко выраженного алкоголика.
И, на самом-то деле, ни кто и не мог представить, что я являюсь вполне себе неплохим семьянином, что я уже отслужил в армии (и она уже давно не плачет по мне), что у меня несколько детей, что я отличный специалист и т.п. Да и вообще — ни кому и в голову не пришло, что я приболел, что мне плохо, что (ну а мало-ли) необходима мне медицинская помощь.

Но это не предел. Предел куда более суровый и ужасный.
Как человек может остаться в тени своих поступков (или, как это описано выше, — в тени одного-единственного поступка), точно так же в тень поступков могут отойти целые районы, города, нации, государства.
И ладно, когда это просто и безобидно приобретает фольклорные отголоски, например как анекдоты про чукчу, одесских евреев или армянское радио.
Но ведь действительность такова, что это может обрести трагические последствия. Сегодня миф о том, что Россия — самая пьющая страна уже многими употребляется толи как оправдание своей немощи, своей слабости; толи как повод даже и не пытаться завязать с хмельным зельем.
А ненависть к евреям уже запечатлена в истории человечества самым ужаснейшим образом, самыми бесчеловечными репрессиями.
Предвзятое отношение к цыганам распространено по всему миру, — и это отношение нельзя назвать положительным.

Если выясняется, что некий человек — чиновник, то этого уже достаточно, чтобы его окрестили «казнокрадом»;
Все представители правоохранительных органов — подлецы и сплошь преступники, они творят подставы, заслуживают, высасывают деньги…;
На педагогически поступают — только двоешники, потому как им не хватило знаний (или денег) поступить в нормальные ВУЗы…;
Все врачи — мясники, им нельзя верить — они не лечат а калечат, потому, как им это не выгодно лечить…;

Осуждение… всё это перерастает в осуждение — в страшный грех.
Да это и по-человечески-то — подло. Подло и низко оценивать человека вцелом, а не конкретные поступки.
Подло и низко быть уверенным заранее в том, что человек поступит не по-доброму, плохо, предаст, нарушит закон.
Даже если этот человек уже «зарекомендовал себя» подобным образом. Неужели кто-то дерзнёт увериться в том, что у человека нет возможности «воскреснуть от тли»? Разве нет у человека возможности перемениться и стать лучше?

Разве кто-то дерзнёт посчитать, что есть хоть кто-то кому Господь не отворит?

Сколько святых обителей основано бывшими преступниками?
Кто первым вошёл в Царство Небесное?


Полина Ростова

01.09.2014

Комментарии:

прокомментировать

    Личный блог GeniyZ'а