Это та тема, на которую я более всего дискутирую и спорю.

Как мне стало понятно со временем, точка зрения моя не совпадает с подавляющим большинством. Но в процессе отстаивания моих взглядов я всё более и более укрепляюсь в своей позиции.

А потому и решено было изложить свои взгляды в тексте:

Тезисно:

  • Любовь либо есть, либо нет;
  • Любовь не измерима (количественно). То-есть нельзя кого-то любить больше или меньше чем другого; можно либо любить, либо не любить;
  • Любовь зависит не от объекта любви, а от субъекта;
  • Невозможно любить Бога больше, нежели кого-то другого;

А теперь немного подробнее, развёрнутее и с самого начала.

А для начала следует дать хоть какое-то определение любви. Но даже это невозможно сделать в силу всеобъемлемости этого понятия. Однако есть некоторые признаки, однако есть проявления различные и есть отличия от смежных понятий.

Я здесь нагло и грубо абстрагируюсь от факта, что «Бог есть Любовь». Так проще, да и не принципиально в данных рамках.

К сожалению русский язык развивается не всегда корректно, но он развивается с людьми, — в том же русле. А люди порой выбирают не самые лучшие направления. Так случилось и с «любовью». Это слово стали часто употреблять не по его прямому назначению.

В первую очередь нужно понять, что любовь — это высокодуховное понятие, высоконравственное.

Любовь, это отношение личности к личности. Любить можно Ленина и Сталина, любить можно Чикатило, соседа, жену, любовника жены или любовницу мужа, любить можно учителя, можно ученика, можно любить соседа по лестничной площадке, по парте в школе, по комнате, по камере, любить можно себя и даже только себя. Но нельзя любить книгу, чай с тортиком, кефир с селёдкой под шубой, нельзя любить работать или смотреть телевизор.

Это тот случай, когда люди путают слова и говорят, что они «любят красный цвет», или «любят розы». В данном случае подразумевается вовсе не любовь и правильнее говорить, например, «нравится чай с тортиком», или «эти строки Бродского трогают струны мой души, но где-то очень глубоко», или «вкус молока с селёдкой такой глубоко насыщенный», и т.п.

Любовь подразумевает сопереживание. Когда человек любит кого-то, то он радуется его успехам и печалится его неудачам. Любящий человек «соживёт» жизнью объекта любви и стремится всячески угодить ему, но не выгоды ради, а на добровольных бескорыстных началах из самых благих побуждений.

Это сопереживание либо есть, либо нет. Человек либо рад успехам, либо нет. Любовь — как беременность. Нельзя быть немного беременным, точно так нельзя немножко любить.

Можно сказать, что «один торт вкуснее другого», что «Лена красивее Саши», а «Коля умнее Васи», «чай приятнее, чем кофе», «Достоевский пишет серьёзнее, чем Булгаков», «Мама ласковее папы, а папа справедливее мамы»; можно сравнивать многое, но не любовь.

Есть один человек. Я ненавижу в нём всё. Мне противно его мировоззрение, мне не нравятся его манеры, я терпеть не могу как он говорит; его образ жизни, его взгляды… да практически всё в нём отталкивает меня. Но я его люблю. Я с радостью всегда ему помогаю, если есть такая возможность; я радуюсь его успехам и огорчаюсь в случае неудач.

Человек может быть недоволен любимым человеком, может считать его не красивым, хамом, каким-нибудь некультурным и просто неприятным, но любить.

Люблю ли я некоего человека зависит не от него, но от меня. Любовь это то, что есть у меня, и я могу это направить на кого-нибудь. Могу направить и на добродетельного юношу и на сворливую старуху. Любовь не заслуживается, она достаётся даром и без причины.

А если у «любви» обнаруживаются причины, то это уже не любовь. Любовь не совместима с корыстью. Если есть какая-то причина побудившая к «любви», значит человек любит себя самого и ради этого эгоистичного себялюбия выпячивает видимость любви к кому-то другому. А как-только «причина любви» перестанет быть, стало быть исчезнет некая выгода… и себялюбивый человек тут-же переключится на другого, у которая такая выгода имеется.

Это не любовь.

  • Мать наказывает дочь, потому что любит;
  • Отец порит сына, потому что любит;
  • Тарас Бульба убил сына, потому что любил его;

Любовь не сводится к нежному воркованию голубков.

Любовь не сводится к страсти. Более того, любовь и страсть это слишком разные понятия: одно — сугубо материалистичное, животное; другое-же, напротив, — высокодуховное.

  • Всем известные Пётр и Феврония любят друг-друга и именно поэтому, заботясь о спасении друг-друга, принимают монашество.
  • Татьяна любит Евгения, но отвечает ему отказом: говорит, что «другому отдана». Потому, что она не желает погибели любимого из-за греха.
  • Серафим Вырицкий и его супруга любили друг друга и приняли монашество.

Любовь — это не страсть, любовь — это не симпатия. Любовь — это много выше. Это, в том числе, и жажда угождать, но не выгоды ради, а ради самой любви. Как любовь к человеку, так и любовь к Богу. Это всё также наша любовь. Человек либо имеет любовь, либо не имеет. И направляет её, коли имеет, на кого хочет/может.

Либо замыкается сам в себе, либо направляет на кого-либо, либо светит любовью и освещает всё.

Но любить ближнего, которого знаешь, проще, нежели возлюбить Бога Невидимого. И в Библии так сказано недвусмысленно. Но полнота человеческой любви, необходимая для этого, возможна лишь в том случае, если она научилась любить всё творение Божие. Ведь любовь к Господу подразумевает сопереживание Ему, а Он любит каждого.

И как может человек оставить жену в делах дома и сказать: «Вот я пойду в храм, потому что я люблю Бога, а ты будь дома с детьми доделывай свои дела». Лицемер он! Любил бы он Бога, любил бы и жену. А коль жену бы любил, — позвал бы её с собою, что бы и она помолилась бы, причастилась бы. А если не успевает — помог бы ей.

Я регулярно наблюдаю как рушатся семьи. Причём рушатся часто семьи, которые были в шаге от всецелого семейного воцерковления. А всё потому, что кто-то начинает «любить Бога больше, чем свою половинку». Тем самым удаляется от супруга, а к Богу приближается лишь в иллюзиях. Невозможно приблизится к Богу за счёт человеческой жертвы. Нельзя жертвовать семьёй, детьми, женой, мужем, родителями. «Дух сокрушен, сердце смиренно» — вот единственная жертва угодная Господу.

И если у вас есть повод к конфликту на религиозной почве — засуньте его подальше. Не надо ссориться. Любите друг друга. Любите всех. Любите врагов ваших. И как только вы полюбите всем сердцем врагов — значит ещё немного и можно надеяться, что вы сможете полюбить Господа.

И помолитесь, чтобы он научил меня, хотя-бы не ненавидеть моих близких.


Полина Ростова

12.08.2015

Комментарии:

прокомментировать

    Личный блог GeniyZ'а